Друзья, мы открываем для вас новый сайт. Посмотреть можно перейдя по ссылке.

"Варшавская мелодия". Струны любви

17 сентября на Волковском фестивале - спектакль Театра на Малой Бронной "Варшавская мелодия"

Премия «Хрустальная Турандот». Юлия Пересильд. (Лучшая женская роль).
Премия Московского театрального фестиваля за лучшую режиссуру – (Сергей Голомазов) и лучшую женскую роль (Юлия Пересильд).


Легендарную премьеру «Варшавской мелодии» Леонида Зорина в Вахтанговском театре в памятном старшему поколению зрителей 1967 году, сыграли Юлия Борисова и Михаил Ульянов (в постановке Рубена Симонова), а в Ленинградском театре Ленсовета - Алиса Фрейндлих и Анатолий Солоницын (постановка Игоря Владимирова).
На фоне запрещенных в те времена постановок, в том числе и пьес Л. Зорина «Дион», «Серафима», «Палуба» (помню, как я успела посмотреть в Вахтанговском зоринский "Дион" и как его закрыли на следующий день!) - пьеса выглядела весьма необычно и звучала остро. Мало кто знает сегодня, что в первом варианте пьеса называлась «Варшавянка» (в названии содержался отсыл не только к героине пьесы, жительнице Варшавы, но и траги-иронический смысл («Вихри враждебные веют над нами…») «Варшавянка» произвела впечатление на министерскую комиссию по приемке спектакля. Только название потребовали заменить. Так появилась - «Варшавская мелодия» - пьеса, которая смогла преодолеть препоны ужесточавшегося времени. Не каждая пьеса выдерживает испытание десятилетиями, о чем говорит множество постановок на многих подмостках мира. Несколько лет назад "Варшавскую мелодию" поставил Лев Додин. А потом появился спектакль Театра на Малой Бронной.

Художественный руководитель Театра на Малой Бронной и руководитель постановки, автор спектакля Сергей Голомазов поставил легендарную пьесу Леонида Зорина с известными современными актерами – Юлией Пересильд и Даниилом Страховым. Спектакль стал настоящим событием, он и по сей день собирает аншлаги, пользуясь огромной любовью зрителей.

В оркестровом пространстве Волковского фестиваля "Варшавская мелодия" , вне сомнения, зазвучит органично и ярко. Подзаголовок спектакля - «История любви» - это и впрямь - история и еще это - роман, испытание верности, испытание прочности чувства.

Гелена и Виктор - студентка консерватории, полька и демобилизованный молодой офицер, тоже студент, встречаются в Москве 1946 года. Встречи в концерте, на зимних улицах, в общежитии... Первые струны любви... Политические перипетии послевоенной эпохи поставили преграду и барьер между любящими разных государств. В СССР 40-х-50-х годов были запрещены браки с иностранцами. Но любовь всегда остается любовью. Ее не могут разрушить ни расстояния, ни версты, ни политические реляции. Чувство может «забыть» лишь сам человек. Но «забыть», избыть – в обстоятельствах Виктора - Даниила Страхова (а не Гелены - Юлии Пересильд!) - означает предать себя и собственное чувство. 

В 60-х эту пьесу играли как историю о том, как сталинская система разрушила счастье влюбленных. Но… барьеры сталинского времени – не оправдание сердцу, которое любило и на донышке которого еще остаются вибрации прежнего чувства, еще живут струны любви.

Юлия Борисова и Алиса Фрейндлих в образе Гелены жили любовью на все времена.  Живет этим великим чувством и Гелена Юлии Пересильд. Героиня переживает за время спектакля смену времен и эпох – 1945, 1956, 1966 - целые десятилетия. От влюбленной студентки она проходит нелегкий путь – к звездной славе известной певицы. Любовь становится не только испытанием, но трагическим временем для ее Гелены, прячущей в финале свое кричащее чувство за холодной маской.

Музыкальным лейтмотивом спектакля стал Фредерик Шопен и его фортепьянный концерт (музыкальный руководитель Аида Хорошева) . Художник Вера Никольская вписала живые вибрирующие струны в стены, и стены звучат и вибрируют как арфа, струны звучат - в жалюзи, в цветомузыке, почти в скрябинских-шопеновских небесах (ведь, правда, любовь возникает на небесах) – и в пространство всего спектакля, в котором звучит и отзывается музыкой все, ведь «и любовь – мелодия». В сердцах любящих всюду звучит музыка….

В спектакле есть и блоковская метель, и блоковский ветер. И «черный вечер, и белый снег…» За кажущейся акварельностью в спектакле возникают метельные вихри. Здесь скрыта своя дьяволиада, как скрыта она в отблесках коварного, иезуитского времени. Гелена – певица, а Виктор – мастер-винодел, конструктор вин. И песня, и вина подвергаются выдержке… песня живет, а вино способно сломаться, как говорят виноделы.

Чувство Виктора - чувство человека, обреченного на утраты.А Песня Гелены живет! Длится, как упрямо, не ведая преград, длится чувство, творчество и чудотворство, как не перестает сниться и тревожить, как звучит в сердце и рвется с подмостков в зал...

Любовь играет, как играют овраги, река и вино в бокалах… Польские танцы переплетаются с русскими залетными (хореограф Ирина Кашуба). И вновь происходит пронзительная встреча с невербальными способами выражения сверхвысоких человеческих чувств. Проницательный зритель увидит, что в кажущемся царстве льда и холода, за "таинственной холодной полумаской" в сердце Гелены клокочет вулкан. Надежда и безнадежность всегда спорят друг с другом.

"Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось..." Любовь как взаимное притяжение двух планет не могут ограничить никакие законы и пространства. Для нас она вечна, как вечны имена Ромео и Джульетты,Тристана и Изольды, Лауры и Петрарки.

 Маргарита Ваняшова