Друзья, мы открываем для вас новый сайт. Посмотреть можно перейдя по ссылке.

Обсуждение спектакля "Жестокие игры"

«"Осторожно" - любимое слово Арбузова. Осторожно - человек!»

Обсуждение спектакля «Жестокие игры» 25 ноября 2016 года


Волковский театр последователен в своем стремлении к диалогам со зрителями. До недавнего времени обсуждения спектаклей время от времени проходили в Арт-клубе. 25 ноября обсуждение "Жестоких игр" Арбузова проходило в главном зрительном зале. Собрались театралы, люди разных профессий и уровней – доктора наук – Владимир Жельвис, Валентин Степанов, Светлана Потапова, журналисты Марк Нуждин (Эхо Москвы), Вера Куликова, блогеры Ирина Фривей, Тимур, Павел, Виктор… Педагоги, инженеры, журналисты, блогеры, почитатели театра. В диалоге участвовали актеры, занятые в "Жестоких играх". В зале - руководители театра - Юрий Итин, Евгений Марчелли, Валерий Русин. .К сожалению. режиссер спектакля Александр Созонов приехать на обсуждение не смог.

Народный артист России Валерий Кириллов стал ведущим этого обсуждения. Это был свободный разговор о театральных проблемах. Кириллов пытался даже провоцировать собравшихся на критические суждения.
– Не забронзовел ли Волковский театр – под сенью Золотых масок, престижных премий? В чем вы видите перспективы театра?
Зрители не были расположены к критике. Высказывания были как правило позитивны – театр дает нам весь спектр удовольствий. Валерий Кириллов сказал, что спектакли бывают трех родов - спектакль - исповедь, спектакль-проповедь и спектакль-притча. Каким видят спектакль зрители?
Наверное, ответ был очевиден - в спектакле Александра Созонова есть все ипостаси, а потому Валерий Кириллов переключил русло разговора к нравственной проблематике "Жестоких игр".

Волковские спектакли перекликаются и аукаются друг с другом. В «Танго» уже слышно тревожное хлопанье крыльев птиц - еще до появления «Чайки» Марчелли. В «Жестоких играх» одна из героинь в самом начале стоит на фоне изображения птицы Феникс с распахнутыми крыльями – перед нами, по Арбузову, девушка. похожая на Ангела…. И в птицу Феникс стреляют, какая бы волшебная она ни была. И тогда она становится Девушкой, совсем не похожей на Ангела... Что это, как не притча?..


ЗАПОВЕДАННАЯ ОСТОРОЖНОСТЬ

С движением пьесы и спектакля каждый персонаж понимает, что такое осторожность. Как важно и необходимо быть осторожным и не наломать дров в отношении к другому, к близкому, родному, к другу… 
- Осторожнее быть надо, - говорит Константитинов (Валерий Кириллов), и каждая его реплика говорится «осторожно». Он боится сказать что-то не так, боится убить словом…
Миша (Руслан Халюзов) делится опытом: – По болоту ползешь, как по минному полю: движение неосторожное – и прощай… Эта фраза в его устах звучит с подтекстом: «вся жизнь человека – сплошное минное поле, одно неосторожное движение – и прощай…»

Маша говорит: - Эй, осторожненько! В ремарках это слово многажды повторяется. Миша говорит «осторожно»…. Кай говорит «осторожно»… Никита «осторожно» подходит к коляске с ребенком. Неля просит Машу быть «осторожнее» с ребенком… «Осторожно» входит Неля с узлом и чемоданчиком. 
М и ш к а (помолчав). Знаешь, Марья, неосторожно ты к жизни относишься. М а ш а. А мы с тобой, Мишечкин, только в гробу осторожными будем. М и ш к а. Дошутишься… К людям ты неосторожна…. 
Маша. Боже мой, как невнимательно живем мы... И Мишка на прощанье сказал, как неосторожно. Сколько бед сеем... без оглядки.
Весь спектакль – напоминание об этой душевной деликатности. «Осторожно: перед нами – человек!»


ТРИ ТОВАРИЩА

 Три товарища (почти по Ремарку) - Кай, Никита, Терентий (Кирилл Искратов, Максим Подзин,Сергей Карпов) и пришедшая к ним Неля (Евгения Родина) – подранки, подстреленные своими родителями. Спасение они обретают в тройственном союзе, в дружеском братстве. Играют, погружаются в музыку, в художественную фотографию, в самодеятельный театр. Это не богема, а лишь имитация богемной артистической жизни. Характеры лишь обозначены, но вряд ли разработаны с точки зрения объема, тех противочувствий, которые живут в каждом из обитателей этой квартиры на Тверском бульваре, эволюции, развития...
Фактически все они - тоже потерянное поколение, что и герои Ремарка, только не прошли испытаний военного времени. Но прошли через незаметное для других отторжение самой жизни, познав его в полной мере.
Кто-то из выступавших признался, что узнал себя в героях этой пьесы, кто-то узнал своих знакомых. Наверное, отчуждение – самая большая беда нашего времени. Каким должен быть человек, чтобы сохранить свою человечность? Время прежнего человека фактически исчерпано. Как вернуть человечность? Или организация нашего бытия этому препятствует? И возвращение человечности - архаика и уже необратимо?
Вот почему Арбузов.
Неумение услышать человека, сделать шаг ему навстречу, попытаться понять…Человек может превратиться в античеловека и не заметить этого. Происходит и уже произошло огромное повреждение человечности. 
Вот почему Арбузов.


МАРАКУЙЯ И МИКСЕР

Доктор филологии Светлана Потапова (МУБИНТ) привела на обсуждении любопытный пример - утром, в троллейбусе она наблюдала игру бабушки и внучки в продолжение слогов. 5-летняя девочка на предложение продолжить слог МА- ответила – Маракуйя, на предложение продолжить слог МИ- назвала Миксер. И дело не в том, что дитя 5 лет знает, что такое маракуйя, Ребенок не захотел прибегать к шаблонам? 
Но ведь первое, что автоматически срывается с языка - на слог МА- наш организм моментально откликается словом Мама, а слог Ми – вызывает к жизни слова Милость и милосердие, милосердный, мир, мирный. Маракуйя и миксер в этом контексте кажутся кощунством. Девочка забыла о маме? Или мама бросила свою дочку?...


ДУБ - ДЕРЕВО.....

Все выступавшие увидели интерьер запущенной квартиры Кая - с оборванными обоями. Лохмотья обоев. свисающих со стен. так и останутся до конца спектакля. А ведь Арбузов настаивал на том, что после прихода Нели от запущенности и следов не осталось. Квартира стала светлой, уютной, прибранной, чистой. Все оживает и расцветает с ее приходом. В спектакле же - и света больше не стало, и в квартире ничего не изменилось. 
Архитектор Ольга Мазанова назвала эту квартиру - советской коммуналкой. Но Кай Леонидов - представитель золотой молодежи советского времени. Мать - в дипломатической миссии за границей, Кай остался один в родительской трехкомнатной квартире, в центре Москвы, на Тверском бульваре. По советским временам - неслыханный богач!

"Дуб - дерево. Роза - цветок. Олень - животное. Воробей - птица. Россия - наше Отечество. Смерть неизбежна..."
П. Смирновский. Учебник русской грамматики. 1915.

Это эпиграф к роману Владимира Набокова "Дар". Я смотрела этот учебник Смирновского, первый том, раздел "Этимология". Автор приводил примеры имен существительных разных родов - мужского,женского, среднего. Его вовсе не волновало, в какую. жуткую страшилку составились его предложения в цепочке образной логики! Представляю, как вздрогнул Набоков, когда прочел эти примеры! Учебник вышел в свет в канун революции Октября. И дуб великого государства рухнул. И роза была сломана. И олень убит. И воробья выгнали из гнезда....
В "Жестоких играх" мы видим вековой дуб. С огромными корнями, твердой корой. Я как-то сказала, что дуб сказочный, из пушкинского Лукоморья. А режиссер Созонов вполне понимает Арбузова как сказочника. И Созонов во многом сказочник. Идет направо - песнь заводит, налево - сказку говорит....
Сказки рассказывают те, кто дорожит детством и детскими игрушками. Игрушки в спектакле превратились в мертвую витрину, стали памятником похороненному детству. . Герои спектакля о детстве и об игрушках только вспоминают, а, вспоминая, становятся людьми, обретают естественность, обаяние и человечность.... Если они забудут о своем Лукоморье, о корнях дуба и его ветвях, смерть будет и впрямь неизбежна.

________________________________________________________________


ЖЕСТОКИ ЛИ "ЖЕСТОКИЕ ИГРЫ"?

Главный вопрос был о жестокости в "Жестоких играх".
Блогер Ирина Фривей озадачила вопросом:
– Почему "Жестокие игры" совсем не жестокие??? никакие не жестокие! Все отношения героев - белые и пушистые, даже нежные, все счастливы, все радостны. Никаких жестокостей нет! 
Слово взял художественный руководитель театра Евгений Марчелли 
- А какие жестокости вы хотели бы увидеть? Гору трупов на сцене, как в финале "Гамлета"? Кровь, убийства, разбои, грабежи? Жестокость преступлений, жестокость безумия? То, что несет отпечаток ужаса?
Ирина Фривей была согласна. Да, ужас и безумие....
- Но это даже и не жестокость, а садизм, - ответил ей и зрительному залу Евгений Марчелли..
Евгений Жозефович говорил об инфантилизме героев спектакля, он ставил когда-то "Жестокие игры", и его представление о пьесе радикально отличается от постановки Александра Созонова. .Наверное, справедливее говорить не о о том, что в спектакле нет жестокости, а о том, что подчас в нем отсутствует жесткость режиссерских решений. 
- Вам кажется, что реально воздействовать на человека может только крайняя жестокость? Сюжетами телевизионных программ сегодня становятся реальные происшествия, когда подростки реально - физически - убивают родителей, а родители убивают собственных детей. Но это ли волновало Арбузова?

В продолжение размышлений Евгения Марчелли, я думаю о том, что реальность театра должна обжигать, Марчелли в своих постановках на этом настаивает. Ведь и чеховскую "Чайку" можно назвать "Жестокими играми", и весь Шекспир - в его трагедиях - сплошные "Жестокие игры". Определение можно назвать универсальным не только для мировой и отечественной драматургии, но и искусства, и литературы. Чеховские Аркадина и Треплев играют в "Гамлета", да и каждый из персонажей чеховских драм вовлечен в игры - играет - комедию или трагедию.
Арбузов сегодня остро современен, он далеко смотрел в будущее, видел в нашем времени тревожные, трагедийные симптомы. На обсуждении говорили в основном о поколениях "отцов" и "детей". Но и пьеса. и спектакль шире и актуальнее только этой проблематики.
Мы не заметили, как в нашем обществе отменили то, что было непреложным прежде - человечность. Жестокость разлита в повседневности, в обыденной жизни. Жестокость обыденности – которую зрители подчас не замечают в спектакле, симптом, говорящий о проблемах спектакля. с одной стороны, и о проблемах зрителя - с другой. Зритель утратил способность откликаться на боль. Трагедию и трагедии нынешних дней - не замечают. Привычная, незаметная, не дающаяся глазу жестокость. Жестокость преследует нас с вами на каждом шагу, везде - в обыденном бытовом хамстве, в прагматике служебных взаимоотношений, в личной сфере.

Рослый стрелок, осторожный охотник!
Призрак с ружьем на разливе души,
Не добирай меня сотым до сотни,
Чувствам на корм по частям не кроши…(Б. Пастернак)

Сколько раз мне прострелили грудную клетку? Сколько раз меня убили?

А вас?

Отчуждение – и есть жестокие игры людей друг с другом. Спектакль волковцев - о робких попытках найти тропинки друг к другу и преодолеть отторжение…