"Мне же хотелось тишины..."

Вчера, 21 апреля. Камерная сцена Волковского театра. Обсуждение спектаклей БТР… 

Мне дали слово в самом финале. Близилась полночь. В зале были студенты и педагоги театральных вузов России.
Студенты слушали очень страстно и жадно. Им, как хлеб, нужны такие диалоги. Им нужны образно-смысловые прочтения режиссерских интерпретаций спектаклей. 

Я коснулась "Вдовьего парохода" Елены Вентцель и Павла Лунгина и "Визита дамы" Ф. Дюрренматта — зрелищно-карнавальной версии известной пьесы в режиссуре Екатерины Царегородцевой.

"Вдовий пароход" в ГИТИСе (режиссер — Андрей Бабик) решен в эстетике "суровой", беспафосной, дегероизированной прозы 60-70-х годов. Была и повесть известной писательницы Ирины Грековой о послевоенной жизни в барачной коммуналке, о войне, развернувшейся между соседями. 

По замыслу Андрея Бабика, спектакль похож на "Год, когда я не родился" Виктора Розова, поставленный Конст. Богомоловым в МХТ. Героиня "Вдовьего парохода" восклицает: "Что за жизнь! Флирты и аборты!". В спектакле по пьесе Розова "Гнездо глухаря" ("Год, когда...") за всем происходящим наблюдает... неродившийся, погубленный матерью ребенок.... Во "Вдовьем пароходе" ребенок родился, вырос, стал взрослым… Он вспоминает эту порой дикую, страшную, трагическую, временами счастливую послевоенную жизнь. Очень пеструю. Это курс народного артиста России профессора Герарда Васильева. Чистые лирические или веселые голоса побеждают злые козни и провокации. Это курс, ориентированный на музыкальный, даже опереточный театр. Но выпускники с блеском доказали свое умение исполнять и истинно драматические роли.  

Основное внимание я уделила спектаклю "Мастер и Маргарита", его первой части. Сегодня спектаклем "Мастерской" Григория Козлова фестиваль завершился. Завершился триумфально. 

Хорошо, что не было студенческой тусовки и громкой музыки. Что все это прервали и закрыли. 

На самом деле, это было решение Воланда, Мастера, Маргариты, Иешуа и их соратников по спектаклю. Решение самого Булгакова… И отмена вечеринки произошла вовсе не "по вине озабоченных соседей, которые собственные интересы и свой эгоизм ставят выше всего".
Ставить превыше всего в этот вечер надо было Булгакова и спектакль по его роману. Думать о спектакле, о его музыкальной структуре, о его философском диапазоне. Напряженность была такова, что даже аплодировать мне было трудно. Понимаешь в эти взволнованно-счастливейшие мгновения, почему Станиславский запрещал аплодисменты во время действия. Помните, после премьеры "Чайки" в 1898 году — в зале стояла тишина и никто не аплодировал... Наши зрители аплодируют. Восторг царит в их сердцах. 

Мне же хотелось тишины...

О спектакле я напишу отдельно. Спасибо, "Мастерская" Григория Козлова. Спасибо — Григорий Михайлович, Мастер и Философ, отважно распахивающий окна в наш мир, открывающий истины нашего времени, а не только 20-30-х годов...