Друзья, мы открываем для вас новый сайт. Посмотреть можно перейдя по ссылке.

24 ноября волковцы показали спектакль "Танго. Этюды" в Костроме

ТАНГО - ЭТО ТАЙНА, КОТОРУЮ ТАНЦУЮТ ДВОЕ

ВОЛКОВЦЫ ДАЛИ МАСТЕР-КЛАСС - "ТАНГО" В КОСТРОМЕ


Костромской драматический театр имени А. Н. Островского встретил нас радостным гулом и нетерпением зрителей, заполнивших весь зрительный зал, все его ярусы, ложи, балконы, антресоли.... 
24 ноября Волковский театр по своей давней традиции - выезжать в города "Золотого Кольца России", выехал в Кострому, на родину отца русского театра Федора Григорьевича Волкова.

Костромичи всегда ждут Волковский театр, с особым волнением. Вот и вчера - зрители предвкушали встречу со спектаклем "Танго" (режиссеры Галина Жданова и Ирина Ляховская).

На столах в театральном фойе - нас встретили роскошные яства и угощения. Виноград. фрукты, хрусталь, жареный молочный поросенок, яйца-пашотт - изысканный стол, наслаждение для взора. В серебряном ведерке со льдом охлаждается шампанское..(Смотрите фото!)
Мы вдохнули ароматы, отведали и пригубили - все - в воображении. Перед нами прекрасные изделия костромских мастеров - театральных бутафоров. 
В театре все дышит стариной, в нишах под сводами древних каменных боярских палат можно подробно осмотреть коллекции исторических костюмов.

Волковцы привезли костромичам свои яства - необычный спектакль - пластический, танцевальный, интригующий, загадочный. Лирический и философский, возвышенный и смеховой, романтический и иронический....Спектакль всякий раз предстает в новом облике, его стихия - импровизация, не в пластике, где все подчинено метру и ритму, но в вербальном и сюжетном общении. Когда-то актеры театров Гоцци и Гольдони существовали в подобной свободной импровизации, сегодня наши актеры свободно существуют в пространстве постдраматического театра, сами досочиняют на ходу обстоятельства, это ликования в заранее оговоренных пределах. Шесть танцующих влюбленных пар, шесть дуэтов. 
Особый дуэт - седьмой, Ирина Ляховская и Антон Лужняк - дуэт сакральный, вне обыденности, парящий, как на полотнах Шагала. 
Танго в их исполнении - тайна, которую танцуют двое....И которую не нарушает и не разрушает ничто.
В атмосфере вершится настоящий кошмар, радиоэфир заполнен сплошным треском и шорохами мира, в небесах гремят громы и молнии, после лирических сцен разражаются грозы... Электропровода и линии электропередач тоже наполнены треском....
Понять эти "шорохи мира" могут лишь те, кто хорошо знает поэзию. "Сними ладонь с моей груди, Мы - провода под током..." (Б. Пастернак), или грозы - как симфонии любовных встреч. "Содрогаясь от мук, пробежала над миром зарница...." (Н. Заболоцкий). Весь спектакль напоен. насыщен скрытыми поэтическими цитатами.

Любовные связи.шести пар, кажется, так сложно сплетены и спутаны, что подчас нельзя разобрать. кто кому принадлежит. Однако, перед нами травестии - иронически сниженные. пародийные воспроизведения жизненных неурядиц, или воплощенные метафоры мелодраматических "страстей". Вот ревнивец (Михаил Емельянов) убивает своих соперников из пистолета, его пассия (Елена Майзингер) заливается при этом серебряным смехом, коварный отравитель сыплет в бокал яд, путает бокалы - и отправляется к праотцам... ("И в пролет не брошусь. И не выпью яда, И курок над виском не смогу нажать,/ Надо мною. кроме твоего взгляда, Не властно лезвие ни одного ножа... В. Маяковский).
Убитые и отравленные через секунду оживают, ведь выстрелы означают не что иное, как смертельную любовь, а яд в бокалах - "отравительницу-любовь" (Ахматова). .

...О кто-нибудь, приди нарушь
Чужих людей соединенность - 
И разобщенность - близких душ!

Обыденность вторгается в пространство танца. Вещный мир проносится мимо, но - странное дело! - не загромождает духовные территории человека. По сцене проносят велосипедные колеса, торшеры, подставки для нот, какие-то круглые металлические балки, самовары, конструкции, и то, что является насущной необходимостью - балетные станки..
Мы переносимся на бульвары Парижа, в кафе-шантаны, слушаем уличных музыкантов (Марина Никифорова - скрипка, Александр Соколов - аккордеон, Андрей Савчук - контрабас), подпеваем шансонье в кабаре (Ануар Султанов и Даша Таран), еще через несколько минут перелетаем в Испанию, узнаем мелодии знакомой хабанеры из "Кармен", и это тоже танго.... Еще через некоторое время - мы в Юго-Восточной Азии, и тангерос предстают в непривычных длинных шелестящих одеяниях.
Танго окончательно забирает зрителей в свой круг. И кружит, кружит по миру... Вечный, неподвластный времени танец, универсальный в любом месте земного шара.. .

У актрисы Ирины Наумкиной звонит мобильный телефон.Она тут же забывает о своем партнере. 
- Да! - отвечает она, как ни в чем ни бывало, своему другу из Ярославля. - Где мы? - Мы в Костроме! Да! Танцуем? Возможно, и танцуем...
Этот эпизод есть и в ярославской версии "Танго". Но фраза "Мы в Костроме..." - по душе костромичам, ведь и нам бывает приятно, когда столичные актеры на нашей сцене обыгрывают по разным поводам наш Ярославль...

В Ярославле зрители на спектакле "Танго" находятся на сцене, в двух-трех метрах от исполнителей. Костромской вариант волковского "Танго" отличался тем. что его играли на открытой сцене, распахнутой в зрительный зал.И здесь были свои обретения - панорамность и иной масштаб происходящего. На родной сцене в спектакле иначе "играет" занавес, эстакада, подиум-подмостки, и кажется, что в нем больше тайн и загадок. ... 
Те, кому довелось увидеть спектакль на костромской сцене, были покорены пластической подготовкой наших драматических актеров.

Есть несколько афоризмов о танго. 
- Танго - одно из самых глубинных выражений нашей индивидуальности...
- Танго - это тайна, которую танцуют двое.
- Танго - это ритм, нерв, сила и характер...
И еще. 
- Танго - это бесконечная возможность.

Для волковцев эти основания стали самыми существенными в спектакле.