День 7. "Транссиб"

           Отсебятина БТР_2019_12.jpg

Чудится еду в России я...
             Тысячи вёрст впереди
             Ночь неприютная, темная.
              Станция в поле... Огни ее-
               Глазки усталые, томные
                Шепчут: " Иди"
                 Страх это? Горе? Раздумье? 
                 Иль что это? 
                  Максимилиан Волошин


Несколько лет назад я посмотрела документальный спектакль Дмитрия Брусникина "Это тоже я. Вербатим" в театре "Практика". Студенты школы- студии МХАТ ( выпуск 2015 года) брали интервью у незнакомых людей на улицах Москвы, задавали разные вопросы, например:" О чем вы мечтаете?", " Что для вас Россия?"- звучали спонтанные, остроумные, порой гениальные ответы. Зрители наблюдали за тем, как рождались миниатюры- зарисовки чужих жизней, и каждый для себя решал,а готов ли он погрузиться в суровую реальность родного города? Услышать исповедь проститутки, поговорить с дворником или бездомным в парке- просто вдруг узнать драматичную, грустную или абсурдную, доводящую до гомерического хохота, правдивую историю.
Какие истории можно узнать, если попытаться охватить вниманием страну,силуэт которой на карте выглядит абстрактным и пугающе необъятным? Ответ на этот вопрос искали выпускники школы- студии МХАТ в вербатиме " Транссиб". Режиссёр- заслуженный деятель искусств РФ Дмитрий Брусникин. 

В одном поезде, следующим по направлению Москва-Владивосток-Москва, случайно собрались люди разных возрастов, готовые к разговору по душам. Они искренне и открыто рассказывают о том, что такое для них любовь, счастье, смерть. В жизни все происходит по- настоящему и только один раз, поэтому актёрам нужно успеть уловить настроение, манеру поведения собеседника, индивидуальные колоритные черты, а главное понять взгляд на мир, чтобы диалог состоялся. Один неосторожный вопрос и вам скажут что- нибудь в сердцах. 

Для актёров было важно сохранить ощущение непосредственности с интонациях своих героев. Были также филигранно сымитированы акценты, мимика, пластика персонажей. 

Особая атмосфера путешествия по заснеженным просторам, ритм и романтическое настроение дороги были сохранены в документальных видео- фрагментах, так что зритель мог следить за процессом создания произведения. 

Постепенно возникал образ настоящей России. Люди были показаны такими, какие они есть на самом деле. Разрушалась во многом, сложившаяся благодаря художественной литературе, иллюзия о том, что жизнь существует только где- то между Москвой и Петербургом. 

Жизнь оголенная, ничем не прикрытая, пронзительная и пронзающая своей правдой происходила за тысячи километров от столиц. Все люди в том краю мечтают о том, чтобы их услышали.

Бондаренко Арина,ГИТИС