День 6. "Время женщин" и "Кульминация"

Отсебятина БТР_2019_4.jpg

Бай-бай-бай,

Пусть приснится рай.

Колыбельная из спектакля

Борис Леонидович Пастернак cчитал, что было бы интересно написать роман о дочке Анны Карениной и Алексея Вронского Анне. Елена Чижова сделала нечто подобное, написав роман “Время женщин”. История одной семьи, рассказанная от лица нежной девочки, неотделима от исторической логики середины прошлого века. Роман, а следовательно и поставленный по нему дипломный спектакль студентов ЯГТИ, заявлен “жёстким парафразом” на тему фильма Владимира Меньшова “Москва слезам не верит”. Альтернативный расклад судьбы тихой лимитчицы Антонины на порядок драматичней, чем в оскароносном фильме. Не складывается личная жизнь, бюрократичная система добавляет проблем, плюс серьёзные проблемы со здоровьем. Несмотря на это, спектакль “Время женщин” – о счастье, о его достижимости. Три старушки по имени Гликерия, Ариадна и Евдокия будут танцевать “Лебединое озеро”, слыша музыку Чайковского из телевизора. Антонина будет радоваться купленной ткани с крупными цветами мака. Но это всё будет в первом акте.

Одна из старушек предложит Тоне поделить ткань. Неоднократно звучит слово “гроб”. Старушка не собирается его надевать при жизни. В первом акте ответ Антонины, что лучше бы она в таком случае купила им разные ткани, прозвучало как суеверие. А это оказалось предчувствием. Юла, как лампа Алладина, - проводник в мир мистики. Только пришёл не исполняющий желания Джин. Появились черти в образе тех мужчин, которых главная героиня встретила за свою жизнь: отец её ребёнка, потенциальный жених, доктор. Во втором акте добрые феи-крёстные становятся Эриниями, которые готовы всеми правдами и неправдами, компромиссами и угрозами, сделать так, чтобы ребёнка не отобрали. И качели, основной сценографический ход, уже не смотрятся так благостно, как в первом акте.

Cпектакль играли в Пасху. В финале “Времени женщин” режиссёра Олега Нагорничных Антонина умирает. Частично виноваты не знающие жалости бумаги, справки, договоры. Антонина просила голос для немой дочери, её просьбу были готовы выполнить те черти. Всё имеет свою цену.

Жанр спектакля обозначен как наивный рассказ. Перипетии сюжета бьют по персонажам так, как бывает только во снах.

Спите?

Елизавета Лобанова

ГИТИС

Просто такое время

Ярославский государственный театральный институт. Спектакль студентов IV курса артистов драматического театра и кино (режиссер Олег Нагорничных, художественный руководитель курса Андрей Зубков) «Время женщин» по одноименному роману Елены Чижовой.

Почему – время женщин? Потому что остались одни. Потому что война сделала так, что их все еще значительно больше, чем мужчин. Потому что вынуждены выполнять тяжелую работу или жить на нищенскую пенсию. Потому что растить ребенка приходится одной. Потому что нужно продолжать жить, пройдя через самое страшное. Потому что если не они, то все рухнет. Потому что три старых и чужих тебе женщины могут стать самыми близкими и родными. Этот спектакль не про «то далекое время», когда стиляги кружили головы «оттаявшим» девушками, он про любовь, про то, насколько важно помнить тех, кто тебя любил, про то, как важно любить самой.

Тускло-синий свет, полумрак. Гудение, пробуждающее воспоминание, будто запускающее какие-то потаенные механизмы души. Из глубины сцены появляется и проходит к правому краю авансцены девушка в синем сарафане и кофте. Это уже взрослая художница Сюзанна, дочь Антонины. Именно ее мучительные попытки возвращения в прошлое и поиска забытых воспоминаний и составляют весь спектакль. Оттого ее распахнутые глаза и непослушные короткие кудряшки выглядят так по детски, что она снова превращается в эту «памятливую девочку» и так отчаянно стремится вспомнить о важном... хотя бы лицо собственной матери.

У самого задника расположены три деревянные оконные рамы в человеческий рост, которые позже послужат своеобразным порталом для появления тех или иных героев, принимающих участие в судьбе Антонины, простой советской женщины, матери-одиночки, когда-то очарованной ленинградским стилягой Григорием и брошенной им.

Исключительную роль в жизни Антонины играют три старые женщины с не очень, пожалуй, созвучными эпохе именами – Ариадна, Гликерия и Евдокия. С ними в одной коммуналке Антонине суждено жить, коммуналка станет общим домом, а они – сразу тремя бабушками для Сюзанны. Три старых ангела-хранителя. И место на сцене им режиссер отведет особое – над землей, на трех качелях, закрепленных над сценой. Они будто бы парят в воздухе, покровительствуя и помогая во всем Антонине, сначала с маленькой дочкой на руках, а после – и Сюзанне, оставшейся совсем одной после смерти матери.

«Наивный рассказ» – так жанрово решен спектакль. И жанр выдержан – от завязки и до финала. Чего стоит история приобретения Антониной одного из чудес домашней техники того времени – телевизора. Как ярко проявляется в этой истории время (время очередей на телевизоры) и как ярко проявляется в этой истории судьба наивной и доверчивой Антонины.

Лейтмотив всего спектакля – романс «В лунном сиянии...» в самобытном («неземном») исполнении Евгении Смольяниновой. С этого лунного, потустороннего и волшебного сияния ранним утром все начиналось, когда Антонина только знакомится с Григорием, этим же «лунным!» воспоминанием и завершается спектакль, когда Сюзанна произносит: «Я еще долго не любила зиму, тревожилась, когда видела снег. Думала о маме... Потом это прошло, но тревога осталась. Словно в детстве, стертом из памяти было что-то страшное, о чем мне уже никогда не узнать». И ведь никто ни в чем не виноват, просто такое время. Время женщин.

Анастасия Королева

ЯГТИ