День 4. Творческая встреча с Сергеем Соловьевым, спектакли "Пощечина" и "Страх и отчаяние"

Отсебятина БТР_2019_4.jpg

Cтуденты 4-ого курса специализации “артист театра и кино” и студенты 3-его курса отделения эстрады Российской государственной специализированной Академии искусств представили инклюзивный спектакль “Пощёчина” на XI фестивале “Будущее театральной России” в Ярославле. Режиссёры-педагоги Игорь Востров и Наталья Филатова для дипломного спектакля взяли одноактный водевиль Эжена Лабиша “Пощёчина”. Французский драматург XIX века, водевили которого с успехом шли на русской сцене, работал в основном с внешним комизмом положений, а не характеров, но в его неправдоподобных юмористических сюжетах вместе с тем есть большая живость действия и остроумие диалога.

Сюжет “Пощёчины” несложен. Жена парижского шляпника попала в щекотливую ситуацию в омнибусе. Несчастный шляпник пытается разобраться с конфузом: супруга дала художнику пощёчину – он оскорбился. Дальнейшие события разворачиваются вокруг этой ситуации. Как только всё стабилизируется, обязательно происходит что-то, вбрасывается новая переменная, усложняющая задачу. Но, согласно водевильному канону, - хэппи энд. Художник, один из главных героев, не только добился удовлетворения нанесённой ему обиды, но и женился на дочке шляпника.

Геометрия самого спектакля проста. На сцене две группы людей. Нарядные герои не слышат, они молчат, хотя это не мешает предельно откровенному существованию актёров. Их голоса — другие люди. Внимательные и отзывчивые, в других костюмах, они все время рядом, даже когда сидят на другом конце сцены. Во время музыки, танцев, куплетов актёры обоих курсов исполняют номера. Кульминация спектакля – забавная сценка с абсурдной дуэлью на чашках с молоком. Либо в жёлтой, либо в зелёной кружке молоко смешано с серой, собственноручно соскоблённой с нескольких десяток спичек одним из противников. Горящие глаза молодых артистов, удовольствие, которое они получают от пребывания на сцене, не оставляет зрителей равнодушными. Хочется надеется, что это не имеет отношения к возросшей моде на гуманность, а в своей основе содержит абсолютно искренний посыл. Следует помнить, что далеко не всегда сделать героем артиста означает оказать ему услугу.

Cтаромодные и незатейливые костюмы, зонтики, шляпки, коробки сразу обозначают, что спектакль непретенциозен и мил. Это водевиль, как и заявлено. Энергия, рождающаяся от актёров может быть направлена в любое русло, проявлена в разных жанрах. Ведь инклюзивные спектакли – относительно новый общекультурный ресурс. Совсем не обязательно делать эстетическую провокацию, но верить в свой талант, пробовать себя в новых формах и разных жанрах – это важно. Ребятам – удачи!

Лобанова Елизавета, ГИТИС


Отсебятина БТР_2019_12.jpg

Страх - одно из самых сильных чувств, которое парализует волю к действию, порождает молчание, мнительность и в то же время позволяет манипулировать огромным количеством людей. Как устроен механизм страха, почему возникает отчаяние и наивная вера в иллюзию " светлого будущего", которое грядёт, но не наступает. Спектакль - размышление по пьесе Бертольда Брехта "Страх и отчаяние в третьей империи" исполнили студенты Хабаровского государственного института культуры. Постановка Анатолия Бельжицкого.

Одна из самых ярких дуэтных сцен в спектакле - разговор-поединок штурмовика и рабочего. За непринужденной беседой скрыта провокация. Нужно понять логику оппонента прежде, чем он успеет подумать и возразить. Спонтанные ответы держат зрителя в напряжении, а актёры существуют в атмосфере хорошо продуманного абсурдного анекдота с возможной, но не очевидной плохой развязкой. Вдруг проявляется жесткость, ритмичность и лёгкость Брехтовской манеры, которую интуитивно чувствует зритель, одновременно выстраивая в воображении несколько возможных финалов.

Также убедительно показан момент выстраивания картины мира гитлеровской Германии, где каждый попадает под гипнотизирующее воздействие страшной в своём обаянии харизмы фюрера, начинает доверять лающему голосу из радио. Кто - то уже уверовал в пленяющую идею формирования идеальной нации, получив материальное подтверждение - "зимнюю помощь", но остались сомневающиеся, кого надо быстро увести со сцены, чтобы не портили утопическую иллюзию обмана. Теперь возникнет противостояние: одни будут жить и верить в магические обтекаемые формулы лозунгов и сводок о промышленных успехах Третьего Рейха, а другие обречены на уничтожение по двум причинам- неподходящая нация или вопиющее инакомыслие. 
В спектакле актёров иногда сбивала музыка, необходимость танцевать фокстрот и тут же, через паузу, слушать механическую чеканную речь. Для атмосферы , настроения, драматургической основы более подходил жесткий ритм марша , позволял не терять темп и сохранять авторские интонации, создающие постепенное напряжение. Возникающий вдруг лиризм фокстрота приводил актеров в замешательство, возникали неловкие паузы, тяжелое молчание, а зал не откликался, потому что произошло наслоение непохожих мотивов, которые перекрыли друг друга. Интонация становилась повествовательной.

Была оригинальная задумка с ширмами, за которыми периодически возникали силуэты актеров, происходило устрашающие действо театра теней, то чего нельзя было впрямую показать на сцене, а именно натуралистичные образы смерти (повесившийся человек, цинковый гроб и тд), вдруг проступали из другого мира. Но эту границу миров( ширмы) не стоило трогать, передвигать, потому что это создавало суету на сцене, разрушало изначально вложенный смысл.У каждого человека есть теневая сторона души, которая его пугает, но более всего ужасает перспектива стать тенью, столкнувшись с неотвратимостью смерти, что становится вполне вероятным,когда мир находится на грани катастрофы.   

Ярко-красный свет в финале спектакля выглядел неестественно и очень прямолинейно, такое освещение невозможно переиграть,потому что оно больно бьет по глазам и зритель, который напряжённо следил за развитием нелинейных отношений, выстраивал логические цепочки, трепетал от неизбежного понимания того, насколько все происходящие ужасно и реально, каждая мысль, образ , ассоциация, которые возникали в воображении у зрителя оказались перекрыты этим красным светом, если бы он был более естественный, например, закатный или тёплый мягко приглушённый, то потрясение было бы большим.

Бондаренко Арина, 1 курс, ГИТИС

Отсебятина БТР_2019_1.jpg

Встреча с Сергеем Соловьёвым

25 апреля в рамках фестиваля «Будущее театральной России» прошла встреча с советским и российским кинорежиссёром, сценаристом, продюсером и мастером выпускного курса Всероссийского государственного института кинематографии им. Герасимова Сергеем Александровичем Соловьёвым.

Началась встреча с обсуждения педагогики в театральных ВУЗах, в частности во ВГИКе. Сергей отметил, что стоит острая необходимость в реформации актёрской школы, так как, по его мнению, каждый актёр должен обладать уникальными знаниями и умениями, которые он обязан в себе воспитывать. Он привёл в пример Иннокентия Смоктуновского, который никогда не переставал учиться и получал от обучения невероятное удовольствие.

Также Сергей Александрович упомянул о творческой организации ФЭКС (Фабрика эксцентрического актёра), которая была основана Г. М. Козинцевым и Л.З. Траубергом в 1921 году. В этой мастерской обучались Сергей Аполлинариевич Герасимов, Елена Александровна Кузьмина, Алексей Яковлевич Каплер и другие.

Сергей Соловьёв выразил своё отношение по поводу актёрской профессии. Для него главное в актёре – это интуиция, актёру не нужны чёткие указания к действию, только полунамёки. Каждая настоящая роль, по мнению режиссёра, должна быть озарена вспышками молний, всполохами.

Под конец встречи студенты хотели услышать пару слов о самых выдающихся работах Соловьёва «Аcса» и «Черная роза - эмблема печали, красная роза – эмблема любви». Сергей Александрович рассказал о недавнем показе «Асы» в кинотеатре «Октябрь», и как его удивила восторженная реакция полного зала н а фильм тридцатилетней давности. Также режиссёр отметил, что среди этих работ, ему больше по душе «Чёрная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви»

Волкова Алена, ГИТИС, 1 курс