Липериада

Настя.jpg

Живи там хорошо

Выпускной актерский курс ЯГТИ в последний фестивальный день показал музыкальную комедию «Липериада» по повести Майю Лассила «За спичками» -добротную, старомодную историю, театральная форма который, как будто бы тоже из финской деревни начала прошлого века. Так и видишь, как органично бы вписалась постановка в ландшафт маленькой деревни с живым задником из финских полей с коровами и песнями про «горы, долины и прозрачные озёра», как бы умиляла и тревожила зрителей узнаваемость ситуаций и локальные шутки: «где вы видели, чтобы финны просто так волновались».

Но это не так. И казалось бы - ушедший на покой жанр, существует в себе, без попыток трансформации, что выглядит странно. «Здесь жизни нет и не будет». Этот музыкальный трек группы СПБЧ рифмуется с сюжетом повести «За спичками», герои которой по городской легенде сбежали в Америку за лучшей жизнью. И при этом удивительно характеризует уровень театральности постановки, которая кажется цитированием музыкальных комедий советского кино пятидесятых годов. 

И дело тут не в сюжете повести писателя, которого называют одним из первых пролетарских авторов, а способе существования, бодром и прямом иллюстрировании крестьянской утопии, разыгрывания удивительно всерьёз ролей кобылы и поросёнка. Это трогательный детский театр с добросовестными актерами, примитивными декорациями, постановочной режиссурой и отсутствием любого внешного юмора, кроме прописанного в тексте. Получается финская пастораль на высоком градусе добра и вселенского счастья про обетованную землю - с коллективными танцами, счастливыми улыбками и бойкими костюмированными номерами.

Казалось бы, показателен пример недавнего «Ла-ла-ленда» - где есть все жанровые компоненты мюзикла, но они оказываются инструментами для постмодернистского произведения, бесконечно цитирующего и иронизирующего над собой. Здесь же все всерьёз - костюмы «эпохи», веселая карнавальность, положенный хэппи-энд, почти психологическая игра главных героев рядом с вставными номерами поющего поросёнка и драматически- пронзительного номера лошади. В итоге получается веселый актерский класс-концерт на тему финской деревни прошлого века.

Режиссёр предлагает сценическую подачу текста через греческий эпос - в первой мизансцене есть хор античных юношей и девушек, есть жрец, который зовёт Музу. И вот начинается веселье - какая разница в какой мы части света и в какое время, мы воспеваем театральную условность. И пусть когда-то слагали песни про героического Одиссея, мы ничем не хуже и сделаем собственный эпос про местного паренька Антти, чей условный подвиг - это поход в соседнюю деревню за спичками. И только что греческий хор становится хором местным из Липери и универсальные юноши-девушки становятся в пары и озорно сетуют что «ночь короткая такая», поют про веселую беззаботную жизнь, про любовь, навоз и вообще божий край: «Бог наверное улыбался, когда делал эту землю».

И все бы ничего, спектакль выходит бодрым, не провисает, и смотреть его не скучно, и сюжет кажется даже авантюрным, и к концу второго акта ты уже подпеваешь, ловишь себя на том, что включаешься в это нарядное веселье, и тебя радует факт, что «кукушечка кукует». Кажется, и актерам скучать некогда - они живо меняют мизансцены, увлеченно ловят поросёнка, отплясывают бесконечные народные пляски.

Но все это очень симптоматично и спектакль, показанный в последний день фестиваля студенческого театра, подводит неутешительный итог: общая картина студенческой театральности настораживает своей упоенной архаичностью. В принципе, о чем во вступительной речи говорил Евгений Писарев: надеваем бороды, танцуем с кушаками и верим, что это запредельный класс. Пугающе актеры не думают резонировать с литературным материалом - они вычитывают роли и громогласно транслируют их со сцены «как надо»: поэтому появляется Горький, которого играем по написанному и для нового уровня свежести разбавляем Высоцким, а если не разбавляем - то выходит скука смертная, буквально пахнущая нафталином.

Мы повторяем, бережно сохраняем для потомков как реликвию чертовски пыльный, плохой театр, который уверенно несётся в будущее отдельным материком. Но самое страшное не это - большинство актеров адекватно понимают ненужность и рудиментность таких явлений, смотрят адекватный современный театр, читают современные пьесы, но попадая в учебные аудитории, репетируя звездную роль поросёнка в плюшевом костюме, как в другой чудесной песни СПБЧ убежденно на протяжении минуты повторяют опасный речетатив: «Мне с тобой скучно - так и должно быть». И успокаиваются – скука – это норма. Нет же друзья, скука - это отрицательный показатель, театр это про нас, это живой организм, реагирующий на жизнь за пределами аудиторий, он по природе не может быть скучным. Давайте включать в него вас самих, то что вас качает и отличает - в эпоху метамодернизма это более чем возможно. А всему остальному можно, например, уверенно пожелать: «Живи там хорошо - не возвращайся никогда. Ты уехал навсегда».